Дастан по Кыргызстану: Как таможенный союз поможет ему стать самой богатой страной центральной Азии

11 апреля 2011 года на заседании правительства Кыргызской Республики был вынесен на рассмотрение проект решения о вступлении страны в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. Премьер-министр республики А. Атамбаев подписал соответствующее постановление о создании правительственной межведомственной комиссии по переговорам о присоединении. Что повлечет за собой этот шаг в сфере технического регулирования, пока однозначного ответа нет. В материале мы попробуем проанализировать плюсы и минусы вступления Киргизии в ТС.

Таможенный союз как форма коллективного протекционизма от третьих стран за время своего существования вызвал массу противоречивых соображений на свой счет. И это свидетельствует о его актуальности. Такая форма межгосударственного сотрудничества способна претворять в жизнь различные варианты разноскоростной и многоформатной интеграции. Идея воссоединения единого постсоветского экономического пространства в новом формате не нова и активно провозглашается различными политическими и экономическими силами.

Таможенный союз представляет собой интеграционное объединение, вполне способное в будущем вытеснить из сознания населения стран постсоветского пространства размышления о восстановлении СССР. Создание Таможенного союза в сочетании с активным функционированием Евразийского экономического сообщества позволяет говорить о разнообразии возможностей интеграции в этом регионе. Некоторые политологи, рассуждая о будущем союза, используют термин «Новая Евразия», отражающий основные направления сотрудничества на евразийском пространстве. В связи с чем совершенно неудивительно, что Таможенный союз планирует расширять свои границы за счет присоединения к себе новых государств-членов.

В договорах, составляющих нормативную базу Таможенного союза, заложено требование: его участниками могут стать только страны, входящие в ЕврАзЭС, поэтому реальными кандидатами являются Киргизия, которая уже письменно уведомила Таможенный союз о том, что она начинает процедуры изучения возможности вхождения в него, и Таджикистан, который пока никаких письменных заявлений не давал. Все остальные страны, с которыми в той или иной степени может обсуждаться подобный вопрос, формально пока войти в Таможенный союз не могут.

Согласно документу, подписанному премьер-министром Республики А. Атамбаевым, о создании комиссии по изучению возможности вступления в Таможенный союз данное ведомство станет уполномоченным органом правительства, ответственным за переговоры со странами-членами ТС по вопросу о присоединении к нему Киргизии. Комиссии поручено подготовить и внести на рассмотрение правительства предварительный доклад о внешнеторговой деятельности республики, который будет представлен в секретариат комиссии ТС. Более того, ей необходимо выработать переговорные позиции по условиям присоединения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству (ЕЭП) с учетом чувствительных для внутреннего рынка республики товарных позиций и секторов экономики и соблюдения интересов Киргизии.

«Для республики открываются новые перспективы от участия в ТС и ЕЭП, в части отмены сборов и таможенного контроля на внутренних границах Таможенного союза, свободы транзита, которые должны привести к сокращению издержек участников внешнеторговой деятельности и созданию условий для работы оптовых рынков республики», — говорится в документе.

Создание этой комиссии вызвало недовольство со стороны бизнесменов, которые не могут не отметить, что в комиссию вошли одни чиновники. Бизнесмены негодуют, что их не включили в состав этого представительного органа, хотя кому как не им претворять планы чиновников в жизнь. «Это, как минимум, не демократично», — прокомментировал данную ситуацию исполнительный директор Ассоциации рынков, предприятий сферы торговли и услуг С. Пономарев.

Любая процедура принятия решения должна начинаться с анализа. Вот и мы попробуем выявить основные направления интеграции Киргизии в Таможенный союз.

Политический козырь

Многими экспертами отмечается политическая подоплека данного решительного шага в сторону интеграции на постсоветском пространстве. По словам политолога П. Дятленко, вступление в Таможенный союз станет одним из основных инструментов пророссийской партии или кандидата во время предвыборной гонки, которая начнется уже осенью.

В последнее время Кыргызская Республика находится на перепутье. Главный вопрос, который необходимо решить руководству страны, — по какому пути отправиться дальше: в рамках ВТО или ТС. В этом вопросе теснопереплелись аспекты геополитики и экономики, тарифного и нетарифного регулирования, интересы властей и населения. С политической точки зрения Киргизия выступает в качестве самостоятельной единицы, сотрудничество с которой выгодно для стран-участниц Таможенного союза, члена ВТО, а также моста к Таджикистану, у которого нет общих границ с ТС. Взамен на ближайшие полтора-два года, пока идет риторика вокруг ТС, власти получают политические преференции, например, поддержку на предстоящих президентских выборах.

Киргизия, в случае присоединения к Таможенному союзу, рассчитывает на создание «благоприятных условий для развития сельскохозяйственного производства посредством введения единого порядка осуществления ветеринарного и фитосанитарного контроля, урегулирования вопросов трудовой миграции, участия в реализации энергетических проектов и проектов развития торговой, транспортной, трубопроводной инфраструктуры стран ТС.

Но все плюсы от вхождения Киргизии в ТС рьяно критикуются некоторыми политическими силами.

Так, например, парламентская фракция «Ата Мекен» выступила против вступления Киргизии в этот союз.

По словам депутата Р. Жээнбекова, с вхождением в Таможенный союз Кыргызская Республика станет еще более зависимой от России: «Правительство и так передает России 75% акций „Кыргызгаза“, весь „Дастан“ („Дастан“ — транснациональная корпорация, одно из ведущих предприятий в области создания и производства морского оружия и подводно-технических средств специального назначения), как стало известно из неофициальных источников, и часть энергетических компаний. На поставку ГСМ дана полная монополия. А если мы еще и вступим в Таможенный союз, то вообще потеряем наднациональные функции.

Такими темпами мы скоро станем частью России».

Премьер-министр Киргизии А. Атамбаев, в свою очередь, не видит иного пути развития для своей страны, кроме как вхождение в Таможенный союз. При этом он делает особый упор на геополитическое положение Кыргызстана: «с одной стороны, громадный Китай, член ВТО, с другой стороны — Казахстан, Россия, а они члены Таможенного союза. Ведь мы можем стать такими воротами — из ВТО в Таможенный союз, и из Таможенного союза в ВТО».

Премьер-министр пребывает в прекрасном расположении духа после своей рабочей поездки в Турцию, где ему удалось договориться о списании со своей страны многомиллионного государственного долга. Это достижение он проецирует на отношения с Москвой и Астаной, рассчитывая на то, что опыт общения с Турцией в сочетании с заверениями о скором присоединении Кыргызской Республики к Таможенному союзу, возымеют аналогичный эффект, и страны-участницы ТС с такой же готовностью простят Киргизии долг перед ними. Свою уверенность в этом г-н Атамбаев объясняет простыми словами, греющими душу любого киргиза: «России с учетом геополитики тоже нужен стратегически надежный партнер в Центральной Азии и этим партнером является и, я думаю, это закрепится, Бог даст, навсегда, Кыргызстан».

От соблазна разыграть карту вступления Кыргызской Республики в Таможенный союз не отказываются и вальтернативном правительстве. Первый вице-премьер министр альтернативного правительства Общенационального конгресса Ж. Байгуттиев поясняет свое недоверие инициативе правительства следующим образом: «Мы не сможем самостоятельно определять тарифную политику. А ведь нам необходимо развивать промышленность. Кто из представителей частного сектора сможет построить завод? Таких людей и предприятий в Киргизии нет».

Г-н Байгуттиев в своих выступлениях подтверждает верность принятого решения, но, как и многие другие в Кыргызстане, относится к этой инициативе с настороженностью и просит тщательно продумать все преимущества и риски.

Таможенное регулирование

При вступлении Киргизии в Таможенный союз ей придется гармонизировать таможенные тарифы, то есть привести их в соответствие с едиными таможенными тарифами, действующими в России, Беларуси и Казахстане.

На данном этапе средневзвешенные ставки в Киргизии составляют 5,1%, в рамках обязательств ВТО есть возможность поднять их до 7,7%. Однако средний таможенный тариф в странах ТС равен 10,6%. По словам замминистра экономрегулирования А. Касымалиева, обязательства Киргизии как члена ВТО действительно не позволяют увеличивать среднюю таможенную ставку до 10%, которая сегодня принята в Таможенном союзе. Но все эти вопросы можно разрешить в процессе переговоров, как со странами ВТО, так и с участниками ТС.

Кроме того, цифры рассчитываются не так просто, как может показаться на первый взгляд. Согласно последним данным статистики, 76% импорта Кыргызская Республика завозит по упрощенной схеме (по весу): по 20-40 центов за килограмм. При переводе в проценты получается цифра в 1,5%. Но и Таможенный союз применяет ставку не в 10,6%. Около 70% всех тарифов там смешанные.

В качестве примера исполнительный директор «Проекта будущего» А. Бешимов приводит данные по фурнитуре и материалам, которые используются легкой промышленностью: «В первой части правила сказано — „взимается 8% от стоимости“, а во второй — „но не менее 4 евро за килограмм“. То же самое касается и импорта автомашин. В итоге мы получаем единый таможенный тариф в размере 40%».

В болезненных вопросах формирования таможенных тарифов есть и положительный момент: правила Таможенного союза позволяют получить отсрочку на установление единых таможенных тарифов по некоторым видам товаров, к которым экономика страны особенно чувствительна. Казахстан этим правом воспользовался, получив отсрочку на 3-4 года по более чем 400 товарным позициям. Так как такая практика существует, Киргизия может рассчитывать на аналогичные возможности. Минэкономрегулирования Кыргызской Республики уже разослало министерствам и ведомствам, а также различным заинтересованным организациям письма о том, чтобы они предоставили свои предложения о тех товарных позициях, которые чувствительны для внутреннего рынка и экономики страны. Чтобы установить единые таможенные пошлины по таким категориям товаров, кыргызским предпринимателям необходимо сначала подготовить собственную экономику и восстановить производство.

В случае вступления в Таможенный союз Киргизии предстоят дополнительные расходы для формирования бюджета ТС — около 58 миллионов сомов (свыше 36 миллионов рублей). Предполагается рост инфляции на уровне 1,5_2%. Упадут объемы реэкспорта дешевых товаров из Китая, и один из крупнейших вещевых рынков в Центральной Азии «Дордой» придет в упадок и потеряет статус своеобразной перевалочной базы.

В правительстве, в свою очередь, уверены, что реэкспорт в нынешнем виде в любом случае станет невозможным, вне зависимости от того, вступит Киргизия в Таможенный союз или нет. Поэтому премьер уже поручил Минэкономрегулирования разработать программу по возможностям развития в новых условиях крупнейших киргизских рынков «Дордой» и «Кара-Суу».

Миграционная сфера

Вступление Киргизии в ТС поможет решить много проблем в миграционной сфере. Сроки регистрации в рамках ТС продлеваются до 30 дней вместо нынешних трех. А на едином экономическом пространстве будет свободное передвижение капитала, человеческих и трудовых ресурсов. Таким образом, трудовые мигранты Кыргызской Республики, осуществляющие деятельность в Казахстане и России, будут иметь равные права с гражданами этих стран.

Возможность для граждан Киргизии устроиться на работу, приобрести собственность и жить в любом понравившемся месте постсоветского пространства без ограничений — это позиции, вызывающие чувства ностальгии у большинства руководителей страны.

Положительные перемены в связи с отменой границ для трудовой миграции, по мнению премьер-министра страны, должны отразиться на каждом втором жителе Киргизии. Эти перемены приведут к процветанию и успеху: «Надо объединяться и подыматься с колен, тогда мы станем самой богатой страной в Центральной Азии».

При этом в своих патетических размышлениях о фантастическом будущем его страны премьер-министр пускает из виду ответы на открытые пока вопросы: кто останется работать на национальную экономику, когда у жителей Киргизии появится возможность заработать в материально более благополучных странах Таможенного союза.

Предпринимательские весы

Представители бизнеса настороженно отзываются о своих перспективах после вступления Киргизии в ТС. Дистрибьюторам вступление в союз кажется выгодным, поскольку в таком случае отпадет необходимость в таможенном оформлении товаров. Но в то же время они отлично понимают, что продукцию необходимо кому-то реализовать. А как повлияет на цены и доходы населения присоединение к ТС, пока неясно.

Достаточно туманно будущее «Дордоя» и «Кара-Суу», а они обеспечивают работой большую часть населения. Не рады при этом и производители. При экспорте продукции им придется столкнуться с повышенными техническими барьерами. Речь идет о санитарных, фитосанитарных, ветеринарных и прочих регламентах.

Невозможно отрицать плюсы для Киргизии, связанные с поставкой горюче-смазочных материалов. Всем выгодно уменьшение барьеров и наличие четких и ясных правил. ГСМ нужны всегда и по максимально низкой цене, ведь они входят в себестоимость большинства товаров и услуг. Но если в случае с ГСМ Киргизия оказывается в выигрыше, то поставки материалов и фурнитуры, напротив, неизбежно подорожают, поскольку сейчас киргизские предприниматели растаможивают данные группы товаров из Китая по крайне низкой цене, а вступление в ТС потребует ее увеличения.

Кроме того, «еще не факт, что участники ВТО, например, КНР, в ответ на наше вступление в ТС не решат повысить внутренние тарифы на свои экспортные товары», предупреждает г-н Пономарев.

Также эксперты опасаются за судьбу сферы торговли и финансовых услуг. Дело в том, что в Киргизии 220 тысяч человек официально трудятся по патенту. Но, согласно макроэкономическим законам, эта цифра не должна достигать 10% населения. Как только страна перешагивает эту планку, возникает внутренний кризис. Кто-то должен обанкротиться либо перейти в иную сферу. В Кыргызской Республике это правило не действовало, поскольку большое количество людей работало не на внутренний, а на внешний рынок.

В свете данных процессов многие лишатся бизнеса, под который заложили имущество, а это чревато социальным напряжением. Специалисты считают, что Минэкономрегулирования республики в свое время следовало предупредить всех, что в сферу торговли вкладываться не следует в связи с ее перенасыщением.

Заслуженный экономист Кыргызской Республики Ж. Акенеев считает, что «присоединение к Таможенному союзу — объективная необходимость, продиктованная сложившимися экономическими связями».

Он отмечает, что экспертам не следует ориентироваться на вопросы импорта при анализе преимуществ вступления Киргизии в ТС, так как многие позиции этого импорта, например, китайского, носили реэкспортный характер и предназначались для Казахстана, России и других стран. Сами киргизы потребляли от 3 до 6% китайских товаров, в то время как Россия и Казахстан снабжают Киргизию основополагающими составляющими экономики — ГСМ, оборудование, лес, металл и прочее.

Многие эксперты Кыргызской Республики считают, что инициатива вступления в Таможенный союз руководителями страны выдвинута слишком рано. Существуют сомнения в перспективном будущем этого союза. Пропагандисты данной точки зрения уверены, что есть объективные причины сомневаться в том, что он просуществует достаточно долго и будет функционировать в полной мере, чтобы это стало выгодно Киргизии. Более того, сторонники данной точки зрения указывают на противоречия в концепциях экономики: экономика Кыргызской Републики ориентирована на реэкспорт, а у стран-участниц ТС — на производство.

Спрогнозировать будущее Киргизии с точки зрения экономики, по мнению исполнительного директора общественного фонда «Проект будущего» А. Бешимова, не представляется сложной задачей. Он заявляет: «Наша экономика проста как три копейки — производство золота, сельхозпродукции, швейное производство, экспорт электроэнергии, немного цемента и стекла. А еще отрицательное сальдо торгового баланса в 1 миллиард 700 миллионов долларов, свидетельствующее о том, что мы больше потребляем, чем производим».

Анализ развития швейного производства в Киргизии позволяет сделать следующие выводы: до 95% продукции экспортируется в Россию и Казахстан. Если эти рынки закроются для Киргизии, отрасли просто не станет. Этот вид продукции конкурентоспособен в России и Казахстане, благодаря нулевым ставкам таможенных пошлин. Даже если Киргизия не войдет в ТС, экспортная пошлина не будет введена, поскольку страна является членом ЕврАзЭС.

Но существует другая проблема. Примерно половину себестоимости швейной продукции республики составляет цена материалов, большая часть из которых закупается в Китае. Мы уж поняли, что, если Киргизия станет членом ТС, то стоимость товара автоматически возрастет. В связи с этим, швейники просят правительство добиться для них снижения барьеров нетарифного регулирования в рамках ТС, а также выступают за развитие собственного производства тканей.

Заместитель генерального секретаря ЕврАзЭС С. Глазьев настаивает на том, что «подключение Кыргызской Республики к Таможенному союзу в качестве полноправного члена кажется предопределенным, так как она является членом ЕврАзЭС. То есть присоединение вопрос времени».

Руководитель аналитического центра Общенационального конгресса М. Мусабаев предостерегает от непродуманного решения вступления в Таможенный союз: «Для страны с развитым индустриальным потенциалом Таможенный союз — подарок судьбы, но для республики, зависящей на 95% от импортных поставок для удовлетворения внутренних потребительских нужд, это плохо». Эксперт объясняет свой скептицизм относительно необходимости вступления в это интеграционное объединение низкой, почти ничтожной покупательской способностью населения. До 80% доходов граждане страны тратят на товары первой необходимости: продукты, одежду, коммунальные расходы. По его словам, для игры на равных в Таможенном союзе Киргизии необходимо «подкачать мышцы» — «в игре на бильярде с сильным игроком разумно попросить „фору“ хотя бы в „три шара“ — эти условия о предоставлении „форы“ должны быть безусловными, в противном случае лучше в ТС не вступать».

Под «форой» экспертами понимается следующий набор инициатив:

— сформировать стабилизационный фонд для индустриализации перспективных секторов производства в объеме 5 миллиардов долларов;

— облагать по прежним ставкам импорт основных средств, используемых в создании и расширении производств, как минимум, в течение 10 лет;

— аналогичные правила применить к ставкам на сырье.

Киргизия обладает достаточно серьезным экономическим потенциалом, в качестве конкурентных преимуществ это государство может предложить своим коллегам по Таможенному союзу доступные трудовые ресурсы, электроэнергию, аренду производственных зданий, относительно благоприятное налогообложение, минимальное энергопотребление в зимний период. Но при вступлении в ТС республике необходимо будет подробно обсудить все вопросы, связанные со своим будущим в союзе, чтобы не оказаться в роли обслуживающего персонала чужих собственников.

Еще одна сторона вопроса, поднимаемая некоторыми экспертами, в связи с предстоящим вступлением Кыргызстана в ТС, — судьба теневой экономики. Специалисты рассчитывают на то, что совместная работа таможенных служб трех стран Таможенного союза положительно скажется на выводе из тени огромной доли экспорта и импорта продукции в Республику, ведь большая часть, например, сельхозпродукции в соседние страны, в частности, страны ТС, провозится контрабандой.

Таможенный союз vs ВТО

Как отмечает начальник аналитического управления ФТС России В. Ивин, «причина вхождения Киргизии в ВТО не позволила ей сразу войти в Таможенный союз, поэтому и начался процесс изучения возможности вхождения в ТС. То есть, как соблюсти свои обязательства, данные при вхождении в ВТО, при этом соблюдая единые требования, которые действуют на территории Таможенного союза — это и будет предметом изучения рабочей группы, которая создана для изучения вопроса присоединения Киргизии к Таможенному союзу».

ВТО и ТС преследуют совершенно разные цели. ВТО регулирует 92% всей мировой торговли и цели ее либерализация торговых режимов, снятие барьеров для улучшения торговых отношений между странами. ТС изначально создавался как союз коллективного протекционизма, желающий отгородиться от импорта ради увеличения объемов собственного производства. Страны ТС на 70% живут за счет экспорта. Доля таможенных поступлений с импорта у стран-участниц колеблется в пределах 8_12%. Киргизия же зависит от импорта.

Специалисты высказывают осторожные оценки длительности процессов переговоров о вступлении Киргизии в Таможенный союз. Эта длительность в связи с членством государства в ВТО может сыграть на руку в одном ключе: Россия вступит в ВТО быстрее, чем Киргизия войдет в ТС, что автоматически повлечет за собой необходимую гармонизацию тарифов со странами-членами ВТО. Соответственно, в таком случае Киргизии не придется ничего менять в своем тарифном регулировании.

Есть мнения в том, что Киргизии не придется платить компенсацию ВТО за вступление в Таможенный союз (около 1,5-2 млрд $). Замминистра экономического регулирования А. Касымалиев уверяет, что «ни о какой денежной компенсации пока речи не идет. При повышении ставки таможенных пошлин по одним товарам, нас могут попросить снизить по другим». Министерство экономического регулирования прорабатывает этот вопрос. Денежная компенсация от Кыргызстана членам ВТО не нужна, скорее они потребуют уступок по отдельным позициям. Но, как отмечают специалисты, уступать республике уже просто нечего.

Вступление в Таможенный союз будет стимулировать киргизских предпринимателей переходить от торговых реэкспортных операций к развитию производств и созданию рабочих мест, что, в свою очередь, может привести к росту уровня жизни населения.

Несмотря на все противоречия, представители бизнеса надеются на то, что межведомственная комиссия в ходе переговоров проработает все нюансы не только с точки зрения государства, но и с точки зрения предпринимателей, и в итоге будет принято сбалансированное решение, учитывающее интересы всех сторон.

Татьяна СЕЛИВАНОВА