Кризис энергоэффективности

Перед новогодним каникулами в Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате было проведено объединенное заседание двух комитетов: по техническому регулированию и стандартизации и по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса — посвященное вопросам энергоэффективности в процессе реализации государственной политики. Предметом обсуждения стала практика применения № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности Российской Федерации».

Среди докладчиков XVII заседания Комитета по техническому регулированию и стандартизации были заместитель полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе В. Гришина, начальник управления перспективного развития Комитета по строительству Администрации Санкт-Петербурга И. Шикалов, заслуженный энергетик, председатель Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты А. Трегубов, генеральный директор ООО «Системы энергоэкологической безопасности», руководитель Экспертной группы Комитета РСПП по энергетической политике и энергоэффективности, генеральный директор НПО «Энергосервис» А. Корнюшин, президент НП «Межрегионэнергоаудит» А. Крылов, ведущий специалист Фонда капитального строительства и реконструкции И. Минин.

Председателем президиума и ведущим мероприятия выступил председатель Комитета по техническому регулированию и стандартизации СПб ТПП, президент Консорциума «Кодекс» С. Тихомиров.

Необходимость провести совместное заседание двух комитетов С. Тихомиров, объяснил следующим образом: «Энергосбережение и энергоэффективность находятся на стыке технического регулирования и вопросов энергетической отрасли. На самом деле энергосбережение и энергоэффективность еще шире: они охватывают и производителей продукции, и поставщиков товаров, в том числе импортных, и потребителей. Охватывают и проблемы энергетики, и вопросы жилищно-коммунального сектора».

Энергетика и экономия в строительстве

Основная проблема отрасли — это последствия вступления в силу Федерального закона № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Закон регламентирует закупки для нужд бюджета. Исходя из его положений, все мероприятия по энергоэффективности должны пройти пять электронных площадок. «То есть должны быть разыграны электронные открытые торги, критерием которых является цена: у кого планка ниже, тот выигрывает конкурс, — пояснил ситуацию

КРИЗИС ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТИ

Перед новогодним каникулами в Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате было проведено объединенное заседание двух комитетов: по техническому регулированию и стандартизации и по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса — посвященное вопросам энергоэффективности в процессе реализации государственной политики. Предметом обсуждения стала практика применения № 94-ФЗ „О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд“ и № 261-ФЗ „Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности Российской Федерации“.

А. Корнюшин. — Любая фирма, зарегистрированная в саморегулируемой организации (СРО), может принять участие в торгах. Это привело к определенному коллапсу: труд энергоаудитора сложно оценить в физических величинах и интеллектуальная собственность оказывается недооцененной».

В качестве примера можно назвать разницу между суммой, запланированной на проведение энергоаудита — 1 млн рублей, и той, что получилась в процессе электронных торгов — 80 тысяч.

Разумеется, уровень проведения энергоаудита, оплаченный такой суммой окажется низким и, скорее всего, будет проведен не выходя из офиса. «В итоге заказчик выносит лот на электронную площадку, как того требует закон, — привел пример г-н Корнюшин, — и получает некачественного поставщика услуги. Но отследить его квалификацию и воздействовать на плоды его труда он по факту не имеет возможности. Возникает ряд неприятностей, в том числе и по расходу выделенных средств. В виду слабого финансирования, выданный энергетический паспорт не может пройти проверку в Министерстве энергетики, и работа является юридически незаконченной. Бюджетники, поняв эту ловушку, стараются не проявлять активность, пока что-нибудь не изменится».

В 2010 году Правительство выпустило Федеральный закон № 261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», разграничивающий полномочия между федеральными, региональными и муниципальными органами, который определяет направление деятельности поставщиков и потребителей, сроки разработки программ и порядок формирования СРО по энергоаудиту и т.д.

Г-жа Гришина подчеркнула позицию Правительства: никакого нормотворчества на местном уровне быть не может и не должно. На местах чиновники должны ограничиться только тем, что нам рекомендует федеральное законодательство. Но, по словам докладчицы, «опыт Санкт-Петербурга показывает, что мы должны принимать решения нормотворческого характера. И сегодня мы собрались здесь по интересному случаю: нормотворчество в строительстве. Описав раздел „Здания и сооружения“, мы пришли к выводу, что это неоднозначный раздел, который состоит из нескольких компонентов. С одной стороны, мы стремимся к энергоэффективности самого строительства. Но только 2% касается собственно строительства — по большей же части нам нужно говорить о действующих зданиях и сооружениях, которые находятся в эксплуатации или должны подвергаться инновации».

Вывод, к которому пришли в аппарате полпреда Президента в СЗФО: на местном уровне требуются методические документы в части проектирования, строительства, реконструкции и капитальных ремонтов, в части возможности привлечения к этой работе СРО как в процессе строительства, так и эксплуатации.

Согласился с В. Гришиной и г-н Шикалов, отметив, что «говорить о нормативах строительства в сфере энергоэффективности не совсем правильно. Город строит свыше 2 млн кв. метров жилья и плюс — другие объекты. Это 2% от общего объема. Остальные 98% зданий и сооружений на 80-90% устарели. И это те здания, в которых мы живем».

И. Шикалов напомнил собравшимся, что семь лет назад вышел закон «О техническом регулировании», но «шесть лет мы «спали», говорили, что Еврокоды нужно принять за два месяца, — иронизирует докладчик. — Шесть лет принимали, а потом за полгода выдали все технические регламенты, которые насквозь противоречат друг другу.

Но за пять лет сформировалась очень важная мысль: регулирование субъектов должно быть. И должно быть разделение между обязательными документами и добровольными. В этой аудитории уже как-то говорилось, что нас страшит отмена всех обязательных нормативов. Почему? Если на Западе предполагается принятие проектировщиком определенной нормы или прописанного документа, то затем происходит обязательное следование этому нормативу. А у нас добровольность означает «хочу — принимаю, хочу — нет».

По мнению г-на Шикалова, все субъекты, не дожидаясь манны небесной из Москвы, могут регулировать свое нормотворчество. Если документы подписаны как обязательные в качестве приложения к госконтракту или же в легитимном порядке были приняты на собрании СРО, то они становятся обязательными.

Также докладчик отметил, что в нормативных документах не учитываются технологии строительства происходит фактически механическая замена обложки СНиПов на Своды правил, в результате которой что-то корректируется, но качественных результатов при этом не достигается.

А. Трегубов отметил, что с 2010 года, как вышел № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности Российской Федерации» проводится большое количество встреч, конгрессов и конференций всех заинтересованных сторон по его тематике.

«В этом законе значительное количество и упущенных вопросов, и вопросов, которые требуют доработки. Приходится слышать: ранее действующий закон был лучше, — рассказывает председатель Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК СПб ТТП. — В числе прочего законом № 261 устанавливаются сроки разработки программ, порядок проведения и сроки энергоаудита.

Исходя из закона, до мая 2010 года все предприятия должны были составить свои программы по энергосбережению. На региональном уровне программу нужно было составить до 1 августа 2010 года. Все сроки очень жестко определены, как у нас обычно и делается. Региональные программы должны формироваться на базе программ отдельных предприятий с учетом отраслевого акцента.

А энергоаудит должен быть проведен до 31 декабря 2012 года. Само качество подготовки данных программ, безусловно, вызывает сомнения, поскольку без энергоаудита, проведенного высококвалифицированными специалистами, невозможно создать хорошую программу».

Спикер отметил, что даже на тех предприятиях, где проводится квалифицированный энергоаудит и предлагаются конкретные мероприятия по энергосбережению и энергоэффективности, программы очень далеки от тех предложений, которые зафиксированы в отчетах энергоаудиторских организаций. «Поэтому пришло время, когда мы должны сказать: сегодня программы требуют корректировок и уточнений после завершения аудита 2012 года», — сделал заключение докладчик. Этого же мнения, как выяснилось в ходе обсуждения, придерживаются и другие докладчики.

Вопрос: а паспорт где?..

Одним из самых существенных пробелов Федерального закона № 261 всеми специалистами называлась паспортизация бюджетных организаций и организаций, тратящих на совокупную энергию в год более 10 млн рублей. Исходя из положений закона, данный процесс должен завершиться 31 декабря 2012 года. Но на конец 2011 года в Минэнерго было зарегистрировано всего 620 паспортов.

Причину сложившегося положения участники заседания видят в низком качестве разработанных паспортов и несоответствии их требованиям Министерства. Такое положение стало следствием отсутствия на рынке высококвалифицированных специалистов в сфере энергоаудита. «Помимо паспортизации должны разрабатываться программы мероприятий по энергоэффективности, — добавил А. Корнюшин. — Но, если даже энергетический паспорт, требования к которому были достаточно четко сформулированы, вызывает массу вопросов, и сегодня нет достойных специалистов, чтобы их заполнять, то о программах мероприятий говорить вообще не приходится».

В итоге энергетический паспорт делается ради паспорта. «Если сначала был некий старт разработки программы мероприятий в рамках энергоэффективности, то сейчас энергетический паспорт становится просто отпиской от контролирующих органов, — констатирует А. Корнюшин. — Известен ряд случаев, когда в Интернете появляются объявления: делаем паспорт за 10 тыс. рублей без выезда, с выездом — за 15 тыс. рублей. И все прекрасно понимают, какого качества будут такие документы...».

Известно, что до первого квартала 2012 года Минэнерго пытается разработать новую форму энергетического паспорта, которая будет процессуально изменена с учетом ранжирования предприятий. То есть формы паспортов будут дифференцированы.

Отметим, что практически все докладчики, выступавшие в ТПП, выразили согласие с новой линией Минэнерго. Не согласны специалисты лишь с категорической позицией правительства относительно жесткого срока сдачи энергопаспортов: на встрече представителей администрации, энергетической отрасли и строительной сферы неоднократно звучало мнение о необходимости продлить срок паспортизации как минимум на год, что объясняется сложной ситуацией сегодняшнего дня. Скомканное завершение процесса паспортизации не поможет достигнуть целей, указанных в Законе «Об энергосбережении...». Но у Правительства, видимо, свои соображения относительно данного вопроса... И свои выгоды.

Функции контроля создания программ энергосбережения и получения энергетических паспортов государство возложило на СРО. Но у энергетиков закономерно возникает вопрос о компетенции этих организаций, а также качестве проводимых ими исследований.

На Заседании неоднократно прозвучала мысль, что в настоящее время необходимо заниматься повышением образовательного уровня специалистов, снабжать их методическими материалами, в том числе европейскими, но этого не происходит.

Профессиональные участники рынка сходятся во мнении, что имеющееся количество СРО — а на данный момент их 121, в которых состоит более 4 тыс. юридических лиц — это слишком много для России. Вопросы: чем они занимаются, куда уходят средства и как это контролировать — остаются без ответов.

В связи с вышесказанным большое внимание на мероприятии уделялось кадровому вопросу, необходимости не только в институте повышения квалификации обучать аудиту, но и готовить специалистов с первого курса обычного вуза.

Члены президиума подчеркнули, что имеющаяся на сегодняшний день практика обучения данной профессии состоит из курса в 72 академических часа на базе любого высшего образования. «Конечно, это привело к определенному смещению рынка в область некомпетентности и демпинга», — прокомментировал ситуацию А. Корнюшин.

...и иные вопросы

Отметили собравшиеся и проблему слабого финансирования программ. И. Шикалов высказался по данному вопросу следующим образом: «Я не вижу механизмов, которые выгодны хозяину для экономии. Если на Западе, закладывая энергоэффективность, предприниматель получает льготы, то у нас я о таком что-то не слышал. Там поощряется на уровне государства использование возобновляемых источников энергии, но я не думаю, что крупные монополисты позволят нам внедрить их в единую сеть. Пока эти механизмы не будут работать, все наши усилия не достигнут результата».

А. Трегубов отметил, что в Постановлении Правительства РФ № 67 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам определения полномочий федеральных органов исполнительной власти в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности» сказано: восемь федеральных уровней служб и министерств должны обеспечивать процесс энергосбережения и энергоэффективности. Но документ не определяет ответственного. «Выходит, чтобы согласовать любой норматив, нужно пройти все восемь инстанций?» — удивляется докладчик.

Что касается Санкт-Петербурга, то здесь ситуация более ясная: ответственным за все вопросы выполнения региональной программы является Комитет по энергетике и инженерному обеспечению.

По словам г-на Корнюшина, на фоне России Северо-Западный регион выглядит довольно неплохо: «Те программы, которые здесь разработаны, достаточно серьезно оценены, мало того, здесь существует опыт энергосервисных контрактов».

Коснулись члены президиума и вопросов энергетической безопасности. По словам Н. Дзекцера, «заниматься энергосбережением, не занимаясь энергетической безопасностью, — это нонсенс. Весь мир занимается энергетической безопасностью, а в нашем законе практически не упоминаются вопросы экологии».

А. Крылов отметил, что «национальное объединение энергоаудиторов позволяет оптимально и правильно судить, что сегодня нам более актуально и нужно, поскольку есть много трудностей. Ни документации, ни доказательной базы до сих пор нет, закон недоработан. На каждом этапе возникают вопросы и по энергосервисным контрактам, и по финансированию и т.д. В настоящее время больше вопросов, чем ответов. Но не было бы закона, не было бы и нашей встречи здесь». Также докладчик предложил всем собравшимся слушателям обращаться за помощью в Национальное объединение энергоаудиторов, в комитет по работе со СРО.

Подвел итог заседанию председатель Комитета по техническому регулированию и стандартизации, президент Консорциума «Кодекс» С. Тихомиров, предложив слушателям высылать предложения, вопросы и проблемы на координаты Комитета по техническому регулированию и стандартизации и Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК. «Мы, со своей стороны, постараемся содействовать тому, чтобы ваш голос был учтен на вышестоящих уровнях», — пообещал г-н Тихомиров.

Марина МЯГКИХ